> На главную страницу
> Добавить в избранное
> Любопытные новости
Ограничение: 16+

 

 

Кто "разводит" лосося?

Fri, 08 Apr 2005 04:07:42 | Автор: Анна ГАГАНОВА, Евгений Сиваев "Россiя", №10, 2005
Весь лосось, пришедший на нерест, гибнет. Так распорядилась жестокая природа. Впрочем, этой деликатесной рыбе, по мнению представителей экологических программ ООН и Глобального экологического фонда (ГЭФ), угрожает и генетическое исчезновение.
Камчатка, встречайте: к нам едет ООН!
С высоты птичьего полета Камчатка, по словам коренных жителей, напоминает: нет, не просто рыбу, а именно лосося. (Моряки и коряки произносят это слово с ударением на первом слоге). Продуктовые магазины научили нас отличать норвежского лосося от дальневосточного.
И - вот, парадокс! Зарубежных экспортеров беспокоит судьба именно русского лосося. Только лишь на Камчатском полуострове, говорят они, сохранились крупнейшие в мире, генетически здоровые лососевые реки. "Лосось" - это обобщенное название нескольких видов "красной" рыбы. Все лососевые обитают в соленых морских водах и лишь на нерест приходят в пресноводные реки - те самые, где они когда-то сами появились на свет. Понятно, что нужно вложить максимум сил и средств в сохранение экологических систем российского Дальнего Востока и Камчатки.
Недавно в Москве Союз журналистов России провел пресс-конференцию по проблеме спасения лососевого генофонда, пригласив экспертов ООН (а точнее, ПРООН), которые начали на нашем Дальнем Востоке в 2002 году особую программу, все этапы которой займут 24 года (!). Программа ПРООН-ГЭФ называется "Сохранение биоразнообразия лососевых Камчатки и их устойчивое использование". Вот цитата из этой программы: "Искусственное производство лосося превышает в настоящее время выловы в природных условиях, пройдя путь от 2% всего производства лосося в мире в 1980 году до более чем 50% в 2000 году. Поскольку возросло производство, увеличилось и количество стран, занимающихся фермерским разведением лосося, от одной в 1980 году до десяти в 2000 году".
Казалось бы, радоваться надо. Однако, по словам экспертов ООН, сохранить популяцию дикого лосося намного важнее строительства рыборазводных заводов. Только дикая природа, уверяют они, способна сохранить нормальный генофонд живности. В ГЭФ и ООН уверены, что дикий и "домашний" лососи различаются генетически и не могут заменить друг друга. По нашей просьбе эту точку зрения прокомментировали ихтиологи КамчатНИРО, изучающие лососевых более четверти века, Олег Михайлович Запорожец и Галина Васильевна Запорожец:
- Лосося разводят по-разному. За рубежом рыбу выращивают в морских садках, и она имеет менее вкусное мясо, нежели дикая, да и отличается по генотипу. Однако тихоокеанских лососей на Камчатке в садках не выращивают. Здесь развито пастбищное лососеводство, когда из икры, полученной от лососей-производителей, выращивают молодь до 0,5-10 г и выпускают ее в реки. Мальки скатываются в море и живут там, возвращаясь на нерест через 2-6 лет.
У наших лососей, в отличие от "товарной" рыбы, полностью выращенной в искусственных условиях, и цвет, и вкус такие же, как и у диких. Да и инбридинг (родственное скрещивание, нарушающее генотип) для камчатских "заводских" лососевых не существенен. На юго-востоке Камчатки уже давно не было бы лосося, если бы не Паратунский рыборазводный завод, который выпускает ежегодно 20 млн. мальков кеты. Промысловый возврат достигает сотни тысяч рыб общей массой 1-2 тыс. т.
Другое дело, что поведение заводских рыб отличается от поведения диких. На эту тему есть множество исследований, в основном, американских. Ресурсы дикого лосося заметно уменьшаются в районах, где ведется их интенсивная добыча (например, реки Камчатка, Большая, Авача, Паратунка). Львиная доля браконьерства - промышленное, приходящееся на сверхлимитный лов зарегистрированных пользователей.
"Бытовое браконьерство" (частными лицами без лицензий) приносит гораздо меньший ущерб. Повлиять на браконьеров можно только экономически, воспрепятствовав массовым перевозкам икры с Дальнего Востока на материк. выводы напрашиваются сами. Для сохранения камчатского лосося необходим трехсторонний контроль. Разумная эксплуатация запасов, включая оперативное регулирование промысла. Действенная охрана лососей от промышленных браконьеров. Серьезные преграды для разработчиков сырьевых месторождений (газ, нефть, золото, медь и др.), нарушающих природные экосистемы. А еще не помешают рыборазводные заводы при условии, что мальков будут выпускать в природные реки, а не растить в морских садках.
Для сравнения: строительство рыборазводного завода - 10 млн. долларов, а заработать небольшой команде рыбаков за сезон 1 млн. долларов на отлове горбуши совсем несложно. Программа ПРООН-ГЭФ в этом году выделяет 3 млн. долларов, которые "должны стать катализатором природоохранных мероприятий". Перечислим направления, на которые предполагается потратить деньги. Это налаживание контактов с региональными властями. Научные исследования и экологические экспедиции. Обучение коренного населения современным профессиям. Техническое переоснащение правоохранительных органов, борющихся с "бытовым браконьерством" на нерестилищах. В программе задействованы экономический факультет МГУ, администрация Камчатской области, Министерство сельского хозяйства РФ.
Приравняем рыбу к: нефти?
Именно дикий лосось - основа камчатской экосистемы. Однако заботы о сохранении биологического равновесия наталкиваются на интересы сырьевого бизнеса. И в этом случае лосось оказывается просто частным примером. Вскоре мы можем потерять все рыбные запасы Камчатки и Дальнего Востока.
Представление о том, что нефть и газ дороже биоресурсов - устойчивый стереотип нашей "сырьевой" экономики. Дело даже не в том, что нефть - ресурс исчерпаемый, а рыба при правильном подходе может кормить регион вечно. В прошлом году на региональной научно-практической конференции "Экономические, социальные, правовые и экологические проблемы Охотского моря" ученые отметили, что именно экосистемы несут в себе 70-80% экономического потенциала Дальневосточного региона. Прогнозные запасы углеводородов Охотского моря учеными оцениваются в 8736 млн. т, а Западно-Камчатского шельфа - в 1753 млн. т. Но это всего 0,3% от нефтегазового потенциала страны (капитализированная рента 3-4 млрд. долларов). Овчинка не стоит выделки.
Одновременно экосистемы прибрежных океанических зон ежегодно оказывают мировому сообществу услуги на 10,6 трлн. долларов. Капитализированная рента экологического потенциала Западно-Камчатского шельфа составляет 53 млрд. долларов. Почувствуйте разницу. Таким образом, ставка на разработку месторождений нефти и газа - не более, чем конъюнктура. Точнее, прессинг на регион со стороны сырьевых магнатов, заручившихся поддержкой крупных политических фигур. "Вовлечение в промышленную эксплуатацию углеводородных ресурсов региона, активно лоббируемое высокопоставленными политиками в интересах нефтяных олигархов, может увеличить использование природоресурсного потенциала максимум на 2-6%. При этом значительно уменьшится общая стоимость природного капитала района и национального богатства страны в целом", - отмечалось на конференции.
Любопытно, а услышано ли это в Кремле? Дело вот в чем. Во-первых, как отмечает профессор В. Леман, уменьшение природного капитала района продиктовано самим фактом исчерпания запасов углеводородов общей стоимостью 1-4 млрд. долларов. А реинвестиции в нефтяную отрасль невозможны из-за низкой рентабельности добычи нефти и газа в экстремально сложных условиях.
Во-вторых, из-за тех же экстремальных условий высока вероятность аварийности при добыче и транспортировке углеводородов. Это повлечет нефтяное загрязнение района и разрушит экопотенциал, не поддающийся компенсации. Тактический выигрыш: быстрая прибыль от добычи нефти и газа может обернуться стратегическим поражением, то есть, потерей рыбной отрасли. А на Дальнем Востоке, напомним, ловят до 80% всей российской рыбы!
Итак, с позиции долгосрочных интересов региона и государства эксплуатация углеводородных ресурсов Западно-Камчатского шельфа экономически нецелесообразна. Но ключевая сложность ситуации в том, что области высокой нефтегазоносности морского шельфа совпадают с зонами традиционного рыболовства. Нефтегазовые ресурсы Западно-Камчатского шельфа оцениваются в 3,5 млрд. т, а перспективная газоносная площадь шельфа достигает 70 тыс. кв. км.
В 2003 г. ОАО "Роснефть" оформило лицензию на геологическое изучение недр прикамчатской акватории Охотского моря. В настоящее время по заданию ОАО "Роснефть" КамчатНИРО и ВНИРО готовят рыбохозяйственные материалы для корректировки ведущейся геологоразведки. С 2000 г. продолжается разведка на Кшукском и Нижне-Квакчикском газоконденсатных месторождениях, ведется строительство магистрального газопровода до Петропавловска-Камчатского.
В октябре 2004 г. в КамчатНИРО поступил для рассмотрения "Проект на проведение сейсморазведочных работ на Воямпольской лицензионной площади в бассейнах рек Тигиль, Аманина и Воямполка". Вот наиболее острые проблемы Западно-Камчатского шельфа. Действующий порядок выделения лицензий на пользование нефтегазоносными участками шельфа не предусматривает согласования с рыбохозяйственными органами. Неизбежно возникают юридические противоречия между рыбной и нефтегазовой отраслями. Так, к примеру, лицензионная территория ОАО "Роснефть" совпала с Северным запретным районом Охотского моря, где введен запрет на промысел всеми орудиями лова, за исключением ярусных. Именно там - уникальная в мире популяция камчатского и синего крабов (56°20" - 57°00" с. ш.). Отсутствуют юридические рычаги для запрета нефтегазовых разработок на особо ценных рыбохозяйственных участках. И что в этом случае делать? Спасать каждый косяк рыбы отдельным распоряжением Кремля? Нелепо.
Геолого-разведывательные работы не учитывают данных экологического мониторинга. Да, формально существует "Стандартная отраслевая программа мониторинга биологических ресурсов и среды их обитания в районах планируемого освоения месторождений углеводородов". Но геологоразведку заказывают владельцы нефтегазодобывающих фирм, и интересы частного бизнеса нередко оказываются сильнее государственных! Разработка нефтегазовых месторождений на Западно-Камчатском шельфе может привести к гибели ценной промысловой рыбы, обитающей в границах лицензионных территорий. Эта угроза вполне реальна. Так, в случае подтверждения запасов нефти на Воямпольской лицензионной площади, ее добыча будет развернута в бассейнах рек Тигиль, Аманина и Воямполка. Эти реки ежегодно обеспечивают от 63,1 до 283,9 т вылова лососей, что составляет 17% улова лососевых рыб по всей Западно-Камчатской подзоне.
Очевидно, что в случае принятия решения о промышленной добыче нефти в этих речных бассейнах лососевый промысел будет ликвидирован. Видите, как все серьезно. Тут даже программа ООН по спасению дикого лосося не может повлиять на ситуацию. А документы, которые разрабатывает "в пику нефтяникам" Департамент рыбохозяйственной политики при министерстве сельского хозяйства РФ, пока лишь в стадии проектов.
Впрочем, а можно ли обойтись без сталкивания любами нефтяной и рыбной отраслей? Можно. Самый надежный способ защитить природу Камчатки и Дальнего Востока от притязаний "сырьевиков" - придать региону статус особо охраняемой территории. Благо есть ст. 22 и 24 Федерального закона "Об особо охраняемых природных территориях". Камчатский шельф не только играет важнейшую роль в обеспечении продовольственной безопасности России, но и приносит ей немалую валютную выручку. В 2004 году КамчатНИРО и Совет народных депутатов Камчатской области направили в адрес правительства Российской Федерации обращение с просьбой образования особо охраняемой природной территории федерального значения на Западно-Камчатском шельфе Охотского моря. Ответа пока нет.
Представители программы ПРООН-ГЭФ заявили, что генетический потенциал тихоокеанского лосося оценивается в 20 млрд. долларов - сумма огромная, сопоставимая с прибылью от нефти. Однако пока неясно, как эта цифра заработает на практике. Самое интересное, что развивать рыбную отрасль можно, не ущемляя интересы нефтяников. Как известно, при разработке нефтяных месторождений в России добывается всего 25-28% нефти. Остальная просто уходит в землю. Американцы в сложнейших условиях добывают из скважины не менее половины нефтяного ресурса. У нас же нефтяные олигархи привыкли "снимать сливки" и, бросив одну нефтяную скважину, бурить новую. Если бы нефтяники не ленились применять технологии, позволяющие добывать нефти из недр больше (к примеру, "технология зарезки боковых пластов"), то не потребовалось бы лезть в море и там губить рыбу. Но: "в России - варварская добыча нефти и такое же варварское отношение к рыбному богатству", - бросил мне один из экологов программы ПРООН, не пожелавший, чтобы в прессе прозвучала его фамилия.
Рыбные реки: с молотка!
Другая проблема сохранения рыбных ресурсов Камчатки - браконьерство. Как уже было сказано, наибольший урон приносит промышленное браконьерство, то есть, сверхлимитный вылов океанической рыбы. Бороться с ним крайне сложно, поскольку сложившаяся система управления рыбными ресурсами весьма уродлива.
Разрешение на лов рыбы бывает двух типов: квоты, распределяемые на уровне местной администрации, и лимиты, выкупленные на федеральных рыбных аукционах. Госквоты - минимальны. Приходится участвовать в аукционах. Однако рыбная мафия просочилась и сюда. Купить лот на еще не выловленную рыбу удается единичным фирмам, обычно хорошо известным Генпрокуратуре. Получается, что надо волей-неволей браконьерить просто для того, чтобы выжить. Без рыбы-сырца рыбоперерабатывающие предприятия разоряются. А ведь именно переработка рыбы - основа жизни камчатских поселков. В прибрежной зоне много не наловишь, надо идти в море. А тут еще "Закон о рыболовстве" сделал всю рыбу федеральной. Сколько ни лови - вся прибыль пойдет в Москву.
Вот и получается, что промышленное браконьерство на Дальнем Востоке и Камчатке срослось с рыбной отраслью. И отнюдь не браконьерство, знакомое нам по телефильмам, когда на экране пара дюжих мужиков в охотничьих сапогах вылезают из утлой лодочки, чтобы потрошить оглушенную динамитной шашкой рыбу. Наделение через линию ООН камчатской рыбоохраны новой техникой для борьбы с браконьерами (закупят новые катера, рации, бинокли и т.п.) решило бы многие проблемы: будь на Камчатке именно такие, киношные браконьеры и такой же киношный патруль. Почему мы постоянно рубим сук, на котором сидим?!
Вот, скажем, недавно Департамент рыбохозяйственной политики Министерства сельского хозяйства РФ разработал Проект нового Положения об организации промысла тихоокеанских лососей Дальнего Востока, который поверг в ужас лососевиков-профессионалов. Количество рыбопромысловых участков должно сократиться в пять-шесть раз. Думаете, это делается для того, чтобы сохранить популяцию дикого лосося? Как бы не так!
Просто нерестовые реки решено пустить с молотка. У каждой реки будет свой хозяин, заключивший договор на 49 лет. Догадайтесь, что произойдет с уникальным лососевым генофондом, если хозяин реки априори рассматривает рыбу вне ее генетической ценности - просто как товар, сырье, источник обогащения и как свою личную собственность? Кто и как будет контролировать "частные интересы"? Не ясно. Ежегодная плата за пользование нерестовой рекой будет определяться на "конкурсе в виде торгов". Приоритет на получение в аренду нерестовой реки предоставляется поселкообразующим рыбацким предприятиям. Для всех остальных действует принцип аукциона - кто больше заплатит, тот лососевую реку и купит. Естественно, вместе с рыбой. На западной Камчатке на конкурс будет вынесено порядка 30 нерестовых водоемов, на восточной Камчатке - 15. В Корякском автономном округе располагаются пять поселкообразующих рыбацких предприятий. На западном побережье Камчатской области статус поселкообразующих имеют четыре рыбхоза. Большинство этих предприятий в 20-80 годы прошлого века были пользователями нерестовых камчатских рек. Вроде бы, чего уж тогда страшного?
Беда в том, что основной промысел лососей на Камчатке определяют не речные, а морские участки. Порядка 70% тихоокеанского лосося, пришедшего на нерест в камчатские реки, добывается на тех самых межустьевых морских участках, которые в соответствии с предложениями Департамента рыбохозяйственной политики должны прекратить свое существование. Мало того, что создается угроза срыва лососевой путины (речные участки физически просто не справятся с горбушевым валом). Останутся без работы сотни здоровых мужиков, которые только и умеют, что ловить рыбу. Значит, армия браконьеров мгновенно пополнится оскорбленными и униженными профессионалами, которые окажутся выброшены, как рыба на берег, с тех "водных объектов", которые перешли в чью-то частную собственность. Вот каков российский "лососевый проект" и каковы возможные последствия его внедрения.
Согласитесь, борцам за биоразнообразие из ПРООН и ГЭФ такое и в страшном сне не могло присниться. А самое удивительное и тревожное при этом в том, что разработчики "гениального" проекта создали его в полном противоречии с Федеральным законом "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов РФ", который был подписан президентом России 20 декабря 2004 года. И откуда только берется такая наглость?! 16 февраля 2005 года проект "Положения об организации промысла тихоокеанских лососей" был рассмотрен на рабочем совещании Союза рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки. Члены Союза направили в адрес председателя правительства России М.Е. Фрадкова письмо с требованием привести данный проект положения в соответствие с законом о рыболовстве или наложить вето на него. Реакции пока нет. Бомба, заложенная в чьих-то великомосковских идеях по переделу рыбного хозяйства Дальнего Востока, может взорваться в любой момент. И если это произойдет, то никакая ООН уже не поможет.
По оценкам ГЭФ, пятая часть всех мировых популяций лососей воспроизводится на Камчатке. Здесь обитают все шесть видов тихоокеанского лосося. Это промысловые чавыча, кижуч, нерка, кета, горбуша, а также редкий лосось - сима. Камчатские реки являются нерестилищами единственных в России стад камчатской семги, занесенной в "Красную книгу". Тут же водится и редкий лосось микижа, а также форель и два вида гольца: арктический и голец-кунджа. Лосося ловят в прибрежной морской зоне и в устьях нерестовых рек. На нерестилищах лов запрещен, но там рыбу добывают браконьеры с целью заготовки икры. По данным экологических программ ООН, генетический потенциал тихоокеанского лосося оценивается в 20 млрд. долларов.


Назад | Обсудить в блоге редактора
Реклама:

Новости Владивостока, новости Приморского края, 
новости Дальнего Востока, Региональное информационное агентство PrimaMedia, 
Новости дня, новости спорта, криминальные и экономические новости, 
происшествия, региональная экономика и политика, современное общество, лента 
новостей, Владивосток, погода
Последние новости раздела:
Thu, 08 Dec 2016 21:59:38 Яндекс выяснил, какие события, люди и вещи вызывали повышенный интерес в 2016 году у жителей Дальнего Востока
Mon, 05 Dec 2016 13:10:17 Что мы знаем о зарплате своих коллег? И радуемся ли их успехам
Wed, 30 Nov 2016 13:04:34 Камчатцы меняют работу, потому что им не повышают зарплату, - результаты исследования
Mon, 28 Nov 2016 13:58:24 Кто ощущает угрозу увольнения?
Thu, 24 Nov 2016 19:28:41 Петропавловск-Камчатский наряду с Магаданом и Грозным стал лидером по доходности аренды жилой недвижимости в России
Thu, 24 Nov 2016 19:19:56 Аналитики: больше всего курящих сотрудников в сфере автобизнеса и туризма
Tue, 22 Nov 2016 13:03:07 Снижение зарплатных ожиданий и рост ищущих дополнительный заработок: аналитики замерили настроение на рынке труда Камчатки
Tue, 15 Nov 2016 15:42:22 В какой отрасли легче всего найти работу в Камчатском крае?
Thu, 10 Nov 2016 14:24:25 Камчатские выпускники вузов вошли в пятерку самых дорогих специалистов в ДФО
Thu, 13 Oct 2016 01:12:01 Рейтинг глав столиц ДВ-регионов за сентябрь
Wed, 12 Oct 2016 14:29:48 Сколько времени тратят на дорогу на работу жители Дальнего Востока?
Thu, 06 Oct 2016 15:28:22 На Камчатке гибкий график работы считают наиболее удобным две трети соискателей, - результаты опроса
Wed, 05 Oct 2016 22:18:37 Миклушевский, Борисов, Кожемяко: рейтинг медиапопулярности ДВ-губернаторов за сентябрь
Thu, 22 Sep 2016 14:15:50 Стоп-сигнал для соискателей: что должно настораживать во время поиска работы
Tue, 20 Sep 2016 22:09:30 Где взять вторую работу?ТОП- 5 вакансий для подработки
Tue, 13 Sep 2016 18:08:37 Каждый третий работающий житель Камчатки пожертвовал личной жизнью ради работы
Wed, 07 Sep 2016 16:04:19 «Черная», «серая» или «белая», - каждый десятый соискатель работы никогда не сталкивался с «белой» зарплатой
Wed, 07 Sep 2016 11:37:47 Яндекс.Деньги: как изменились летние траты жителей Петропавловска-Камчатского в Интернете
Mon, 05 Sep 2016 22:16:09 Медиарейтинг первых лиц столиц субъектов Дальневосточного федерального округа
Thu, 01 Sep 2016 14:39:13 На Дальнем Востоке студенты готовы жертвовать учебой ради работы - результаты исследования
Wed, 31 Aug 2016 23:22:25 И в сентябре депутаты-единороссы продолжат вести прием в общественной приемной Дмитрия Медведева
Tue, 30 Aug 2016 12:40:27 Новости рынка труда
Thu, 25 Aug 2016 12:09:16 Без второй работы не может обойтись каждый десятый житель Дальнего Востока, - результаты опроса
Группа компаний Шамса



Информация о сайте


Голосование
Какой из факторов, на ваш взгляд, сильнее всего угрожает вашему здоровью?
Неудовлетворительное здравоохранение53%
Вредные привычки21%
Отсутствие денег на лекарства14%
Плохая экология8%
Ничего не угрожает4%
Старт: Thu, 22 Sep 2016 20:47:07.
Опрошено: 73.








Партнеры

Камчатское Время



Камcity

Камчатское Время